Головна Жизнь Только полынь стелила судьба под ноги…

Только полынь стелила судьба под ноги…

1597

6 ноября 2013 исполнилось 202 года со дня рождения о. Маркияна Шашкевича, известного галицко — украинского деятеля. О его просветительской деятельности знаем немало, о священничестве — несколько меньше. И совсем мало — о семье. Ирина Дутковская (на снимке справа), родственница Маркиана Шашкевича по линии его жены Юлии Крушинской заполняет эти пробелы интересными деталями из его личной жизни и истории своей семьи.

С львовянкой Ириной Дутковской я познакомилась в прошлом году в августе на Маркияновий Белой горе, на Золочевщине. Было это за несколько месяцев до открытия музея (на снимке слева вверху) в селе Деревня Жолковского района, где проживала священническая семья Крушинский, из которой происходила жена Маркияна Шашкевича Юлия.

" Когда еще в советской школе я изучала творчество Маркияна Шашкевича, отец сказал, что наша семья имеет отношение к нему, но я как-то пропустила это мимо ушей. Настоящее интерес своей родословной возникло где-то лет двадцать назад. Теперь я знаю, что мой прапрапрадед Тедор Крушинский — отец жены Маркиана Шашкевича, его тесть, а ее родной брат Иосиф Крушинский — мой прямой прапрадед ", — с гордостью рассказывает Ирина.

Когда несколько лет назад она нашла в семейном альбоме фото женщины, на обороте которого есть подпись " жена Маркияна ", узнала, что фотография сделана 1874 в Коломые в салоне фотографа Адольфа Мюллера. Там работал сын Юлии — Владимир, а она все время жила вместе с ним, поэтому никаких сомнений быть не может. На небольшой фотографии — женщина, которой под шестьдесят. В семейном фотоальбоме Ирина Дутковская нашла еще старше, еще бледнее снимок, с которого смотрит та самая женщина, только существенно моложе. Он тоже сделан в Коломые этим же фотомастером, в этом же салоне. И даже кресло, у которого она стоит, то же. На этой фотографии нет даты, но визуально между ними " прочитывается " разница в двадцать лет. А вот фотографии о.Маркияна не сохранилось, потому что тогда еще фотографии, как таковой, не было. Портрета, нарисованного при его жизни, также найти не удалось, хотя один из его сокурсников Иван Вендзелович был художником, работал в библиотеке Оссолинских и оставил много зарисовок портретов своих современников. Маркиана между ними не нашли. Самым распространенным и правдоподобным изображением Маркиана Шашкевича есть портрет Ивана Труша, нарисованный в 1911 году по случаю столетия. "Ему позировал священник Феодосий Лежогубський, происходивший из семьи Авдиковських (по материнской линии Маркиана Шашкевича) и, по свидетельствам современников, был внешне подобен Маркиана ", — уточняет Ирина Дутковская.

Историю знакомства, брак, супружеской жизни и смерти Маркиана описал их родственник, священник Василий Чернецкий, который был женат на внучке отца Теодора Крушинского. Речь идет о краеведческой работе "Деревня Деревня в округе Жовковской ". В целом он написал более ста краеведческих трудов, в которых описал историю возникновения различных сел Галичины, подавал зарисовки церквей, которых сегодня уже нет. Эти работы высоко оценил Иван Крипьякевич, который поместил в журнале " Родина " труд об отце Чернецкого " ​​.

Вот что об этой семье рассказывает Ирина Дутковская:

— Маркиян Шашкевич познакомился с Юлией Крушинский в октябре 1837 на свадьбе в священника нынешнего села Узловое. Священник отдавал свою шестнадцатилетнюю дочь за алюмни духовной семинарии. Возможно, молодые люди уже слышали друг о друге, потому что вместе с Маркияном учились два брата Юлии. Ему тогда шел двадцать седьмой год, ей — двадцать третий. Интересно, что Юлию понравились себе Маркиян младший на два года брат Николай. Оба к ней ухаживали, но она выбрала Маркиана, который передумал рукополагать в целибаты. У него были мысли посвятить себя исключительно служению Церкви, но судьба распорядилась иначе. Советовался по этому поводу с матерью, со своей сестрой Юлией, которая уже была замужем… В феврале 1838 молодые люди обвенчались. Известно, что их венчал отец Исидор Трофимович с Крехова. На плебании в Древесные произошло свадебное пир, как громких свадеб тогда не производили. В 1911 году, когда праздновали века Маркиана Шашкевича, еще была жива дружка Иосифа, и в 47 номере газеты " Воскресенье " напечатали ее воспоминания. Она вспомнила, что во время свадебного ужина Маркиян посадил Юлию на колени и сказал: " Как я счастлив! Теперь уже тебя мне никто не отберет ".

Старший сын Маркиана и Юлии — Владимир родился в Древесные, и там у дедушки воспитывался, ходил в школу. Тоже, как отец, был болезненный и дед вызвал к нему военного австрийского врача. Впоследствии, повзрослев, Владимир учился во Львове, а потом родной брат отца Антон Шашкевич пригласил его в Вену, где изучал юриспруденцию в университете, но работал со финансовым урядником.

" Случилось так, что Владимир унаследовал от отца не только болезни, но и литературный талант, — продолжает Ирина Дутковская. — Он писал неплохие произведения, издавал свой ​​сборник " вольников ", журнал " Вечерницы ", писал и поэтические произведения. В своих политических взглядах Владимир примкнул народник течения львовской интеллигенции, работал с Анатолем Вахнянином. Его издательские дела шли не очень удачно. Семья не могла содержаться за счет издательства, он организовал. Те журналы выходили недолго, и мама не очень хотела, чтобы он жил во Львове, где нет свежего воздуха. Последнее место работы Владимира было в городке Тарнове, что теперь в Польше. Там его комиссовали по болезни. Последние дни доживал с матерью во Львове на площади Бенедектинок, где и умер в сорок шесть лет. НЕ очень пережил отца.

Младший сын Шашкевичив Святослав родился в Новоселках в декабре 1842 и, не прожив месяца, умер младенцем. Эта потеря очень осложнила течение болезни Маркиана.

В марте 1843 Шашкевич еще писал письмо к своему тестю, прапрапрадеда Ирины. Он сообщал, что на Пасху приедет с женой в Древесные, и там все вместе праздновать, но ему становилось все хуже. Он тяжело пережил потерю своего второго сына, который умер младенцем в январе. В марте Маркиян уже не мог выполнять свои обязанности священника, поэтому в приходе его заменил отец Филимон Грабъянка.

Весной ему, как и всем туберкулезным больным, стало хуже. Как писал Василий Чернецкий, " в их дом вкралась нужда ". Маркияну Шашкевичу почему-то не платили священников содержания, а небольшое Юлино вино иссякло на лекарства. Она пыталась его спасти. "Теперь я, как врач, могу оценить состояние его здоровья и утверждать, что его туберкулез осложнился туберкулезным менингитом, так Маркиян потерял зрение и слух, — говорит Ирина Дутковская, медик по специальности. — От туберкулеза легких больные не тратят ни зрения, ни слуха. Должны быть поражение мозговых оболочек ". В тридцать два года он ушел из жизни… А Юлия жила долго. Одна, и " только полынь стелила судьба ей под ноги ". Вторично замуж так и не вышла.

Она родилась в 1815 году, а умерла в 1896, прожив восемьдесят один год. И еще увидела то великое перенесения праха Маркиана Шашкевича с Новосилок во Львов. Как писала тогда газета "Дело ", по прахом Маркиана Шашкевича шла его жена Юлия в обществе дам, которые вели ее под руки… Она пережила и смерть старшего сына, которому себя посвятил.

Сегодня Ирина Дутковская тщательно изучает свою родословную. Вспоминает, что из рассказа отца ее прадед и три его сына жили в квартире Юлии Шашкевич в Львове. Они были 1860-1870 годов рождения, поэтому во время учебы во Львове там останавливались, а прадед возил туда продукты из деревни с Яворивщины. Так они содержались.

Все родственники Юлии поочередно оставляли у нее детей, когда отдавали учиться во Львов. И занимались ею. Дольше — " вуй Иван ", которого Владимир Шашкевич упоминает в своей биографии. Он, кстати, имел влияние на его творчество, ибо образованным человеком — гимназическим профессором. Именно в доме дяди Ивана Владимир открыл свое издательство.

" Я все больше стала открывать интересные факты. Удалось прочесть письмо своего прадеда Иосифа Крушинского, которого он написал в 1897 году и подал в нем канву нашего рода ровно через сто лет — в 1997. Письмо хранится в рукописном отделе научной библиотеки имени Стефаника — в материалах библиографа Ивана Левицкого. Прадед описывал нашу родословную от XVI и века, а я пошла дальше и уже добралась до XIV века ", — искренне радуется И.Дутковська.

Эта женщина знает историю семей Шашкевичив и Крушинский, как никто другой, поэтому ее часто приглашают провести эксклюзивные экскурсии по местам, где ступала нога о.Маркияна Шашкевича.

Адриана Гаевская