Головна Жизнь Трагическая судьба академика Владимира Юринця из Олеска

Трагическая судьба академика Владимира Юринця из Олеска

1066

 К 75 годовщине гибели в год великого большевистского террора 1937 года.

 
Первая мировая война была той планетарной трагедии, которая положила начало тектоническим изменениям в цивилизационных процессах, — рушились империи, падали династии, нивечились судьбы людей, народы, жаждущие свободы, строили национальные государства, сильные мира сего кроили политическую карту под себя.
 
Преступления против человечности
 
Одной из глобальных неожиданностей было возникновение на руинах империи Романовых красной большевистской неоимперии — по определению Яковлева, одного из родителей горбачевской перестройки "… уголовно-террористической государства фашистского типа" (Александр Яковлев. Омут памяти. Москва. Вагриус. — 2001. С. -8). Недооценки этого большевистского произведения международным сообществом привели к неслыханных преступлений против человечности — массового террора против личности. Человеческая жизнь потеряла стоимость, революционная целесообразность во имя эфемерной идеи коммунизма стала эталоном борьбы за "рай на Земле". Уничтожение врагов, которые, по утверждению создателей "светлого будущего", препятствовали этому движению, провозглашалось важнейшим общественным задачам.
 
Волна террора то поднималась, то немного притухала, чтобы снова разгореться. Страх стал доминирующим-парализующей силой общественной жизни. В этой круговерти борьбы "за светлые идеалы" погибли десятки миллионов невинных душ или в большевистских тюрьмах, концлагерях, или в страшных объятиях голодной смерти. Среди тех, кто помогал системе сознательно или бессознательно творить беззаконие, было немало высокообразованных людей. Могли они этого не видеть и не понимать?
 
Философ с Олеська
 
Одним из таких интеллектуалов, который оказался среди "забамбурених" (выражение Л.Лукьяненко) большевистскими иллюзиями, был ученый-философ Владимир Юринец. Собственно, о нем и пойдет речь.
 
Владимир Юринец, галичанин, в силу независимых от него обстоятельств оказался на территории Российской империи как австрийский военнопленный. Здесь его застал большевистский переворот, он был ангажирован этим политическим нововитвором на службу. С течением времени им же был и уничтожен как враг системы.
 
О своем месте рождения будущий академик напишет в "материалах к автобиографии": Родился я в Олесько (Золочевский уезд) в Галиции в 1891 году "(Литературная ярмарка. Альманах, книга пятая. (135). Апреля 1929, с.5) . Исследовательница творческого пути В.Юринця Ярина Юринец на основе материалов Государственного архива Львовской области подает другую дату рождения — 28 сентября 1890 (Ярина Юринец. Владимир Юринец: годы студенчества в Львовском университете. Магистериум — 2010. выпуск 39: Историко-философские исследования. — с.86).
 
После окончания в 1908 г. Львовской академической гимназии В.Юринець записывается на философский факультет Львовского университета. В то время этот факультет имел два отделения — гуманитарное и естественно-математическое. В.Юринець выбрал естественно-математическое. Следует заметить, что в период, когда он был студентом, не было обязательного перечня предметов для изучения. Студент мог выбирать предметы для студий на свое предпочтения, не забывая при этом о необходимости в знаниях для своего будущего профессии.
 
Достижения в области познания
 
В.Юринець, кроме естественно-математических дисциплин, интересовался и другими предметами, которые вызвали у него интерес. Он слушал спецкурс по философии и психологии в проф. В.Твардовського, занимался психологическими экспериментами в университетской научно-исследовательской лаборатории, которой руководил тот же Твардовский, играл курс логики у профессора Я.Лукашевича, посещал лекции по общей географии в проф.С.Рудницького, литературные студии в проф. К.Студинського. Научные интересы В.Юринця распространялись и на общую историю и археологию, курс этих дисциплин вел тогда проф. Грушевский. Еще много других курсов, семинаров посещал жаждущий научных знаний будущий академик. Задача данной статьи не совсем в исследовании научных интересов В.Юринця, его достижений в области человеческого познания. Оно несколько другое.
 
Наша цель показать жизненный путь незаурядной личности, ученого, его судьбу в условиях искаженной коммуно-большевистской действительности, когда она эта действительность из цивилизованной высокоэрудированный личности могла делать сплошную ничтожество, уничтожая ее сначала морально, психически, а потом и физически.
 
Член «Академической общины"
 
Будучи студентом Львовского университета, В.Юринець увлекался не только научными достижениями человеческого гения, но и был активным в жизни украинской студенческой "Академической общины". Эта организация проводила широкую просветительскую работу как среди студенчества, так и украинского населения. Работа направлялась на пробуждение национального самосознания.
 
В украинском-польской противостоянии в Галичине напр. ХИХ нач. ХХ в. основным стал вопрос образования. Борьба за украинский университет приобрела особую остроту после того, как университетский сенат нач. 1910 принял обращение к центральному австрийского правительства о предоставлении Львовскому университету статуса высшей польской школы. В активную борьбу в отстаивании права украинских за свой национальный университет включилось студенчество. 1 июля 1910 студенты-украинские созвали нелегальное вече в помещении университета в защиту права на свою высшую школу. Польские студенты спровоцировали столкновение с использованием оружия, погиб один из руководителей "Академической общины" — Адам Коцка, уроженец Бибреччины. В.Юринець, как активный член "академики", не мог стоять в стороне. Полиция обвинила украинских студентов в противоправных действиях и провела репрессии. 127 украинских студентов были арестованы. Не избежал наказания и В.Юринець, — постановлением "краевого уголовного суда от 15 августа 1911 г., вспоминал он, его осуждают" на 14 дней тюрьмы ". Кроме этого, всех участников студенческих волнений украинского происхождения был исключен из университета. Большинство из них разъехались по Европе для продолжения исследований. Поступил так и В.Юринець. Он выбрал Вену. Об этом вспоминает в материалах для автобиографии: "… за участие в студенческих изгнаниях (1910р. — известные разрухи украинского студенчества за украинский университет) должен его оставить ". Учился в университете в Вене, Берлине, Париже".
 
Европейская наука
 
За время обучения в европейских вузах В.Юринець рос не только интеллектуально, но и мировоззренчески. Знакомство вблизи с европейской наукой, ее носителями, научными школами, культурой, художественными направлениями, общественно-политической жизнью сформировало его как ученого европейского образца. Знание языков давало возможность В.Юринцю знакомиться с научными достижениями в различных областях человеческих знаний в оригинале. Позже в сжатой автобиографии он напишет: "знаю десять чужих языков". С дипломом доктора философии Венского университета В.Юринець возвращается домой и попадает в горнило Первой мировой войны. Как австрийский солдат оказывается на Восточном фронте, а несколько позже попадает в плен. Об этом периоде он вспоминает в материалах к автобиографии: "Во времени войны достался в плен, где занимался различными ремесло (кочегар, сторож виноградников у татарина у Астрахани, приказчик рыбы на разных промыслах в Астрахани, приказчик в магазине" Персидских фруктов ", корепетитор чужих языков).
 
В плену
 
Место нахождения в плену определило и его дальнейшую судьбу.
 
Большевистская революция, которая началась с октябрьского переворота, втянула в свой водоворот и В.Юринця. Опять ссылаемся на автобиографические строки: "В Красной армии работал как политический работник, редактировал газеты. В 1920 году работал в галицком Осв.Комитети". В период польско-большевистской войны 1920 г., когда Красная армия, рвалась в Европу для разжигания " мировой революции ", вступила на территорию Галиции, оккупированной в то время Речью Посполитой. На занятой территории была образована марионеточная Галицкая социалистическая советская республика с центром в Киеве. В.Юринець был привлечен к работе в структурах этой псевдореспубликы
.
Олесько, как городок Золочевского уезда, был занят красными и, по логике, он должен посетить родные пороги, но было так, никаких свидетельств об этом не обнаружено. 23.09.1920 г. ГСРР прекратила свое существование, В.Юринець возвращается в Москву. Здесь заканчивает Институт красной профессуры. "В Москве, — напишет он позже в автобиографии, — преподавал в Коммунистическом университете народов Востока и в Первом Московском университете". Там, в Москве, начинается становление В.Юринця как философа. Он занимается историософской проблемами мировой философии, обращает внимание на методы познания и выражения мира. Написал ряд философских и литературоведческих исследований, в частности о Демокрита как философа-диалектика, математика и геометра. Исследуя философию Демокрита, В.Юринець опирался на мнения многих мировых философов. Здесь, собственно, ярко проявился подход к проблеме интеллектуала с европейским образованием. Его философские статьи в журнале "Под знаменем марксизма" стали визитной философского большевистского мировоззрения. Свой большевизм он утвердил вступлением в КП (б) У в 1920 г.
 
 
Первые успехи украинизации
 
Процессы, которые разворачивались в Украине в середине 1920-х годов, а речь здесь о первых успехах украинизации, все-таки не могли оставить равнодушным галичанина Юринця. (Не будет заметить об удельном весе галичан в успехах украинизации. В.Мороз утверждает, что в 20 годы 50% важных "кресел" в Харькове занимали западные украинские. В.Мороз. Украины в двадцатом веке: книга вторая 1920-1953 гг Львов. Лига-Пресс, 2012. — с.38). В.Юринець покидает Москву и переезжает в Харьков.
 
В автобиографии об этом эпизоде ​​его жизни он напишет лаконично: "От 1925 года в Харькове". Здесь, в тогдашней столице УССР, сосредоточено научное и культурно-образовательная жизнь, действовали научные учреждения, издательства, театры, музеи, был двор ВУАН, творческих союзов и т.п.. Здесь, в Харькове, начался взлет к научным вершинам философа В.Юринця. М.Роженко, исследователь научных достижений В.Юринця, констатирует: "Юринец потеснил в Украине всех других философов, разделив 1-2 место с С.Семковським". (Николай Роженко. Трагедия академика Юринця. Киев — 1996, с.10).
 
В.Юринець активно и плодотворно работает как философ, литературовед, исследователь проблем социологии и этики. Объем статьи не позволяет детализировать его все научные достижения, поэтому ограничимся кратким их изложением на основе информации из 10 т. ЭУ: "С 1925 зав.катедрою Украинского Института Марксизма-ленинизма в Харькове руководил филос.-социологическим исследованиям; спивред. Журн." Большевик Украина "(1926-1934) и" Знамя марксизма "(1927-1933); чл. лет. организации" Запад. Украина ", выступал в газетах и ​​журналах … Труды по диалектического и истор. Материализма, истории философии и укр. Национализма с марксистских позиций …, критиковал концепцию неогегельянства и фрейдизма, интересовался фенменологичною школой Е.Гуссерля. Ярко Юринец оказался в работах по проблеме эстетики и философии культуры: в исследованиях эстетики Е.Канта, Г.-В. Лессинга, Плеханова и главное в критических исследованиях о М.Яцкова, Сковороду, Л., В. Сосюра, Хвылевого, Бажана, П.Тычины; активно участвовал в литературных дискуссиях 1925-1928 гг. "
 
Высший взлет
 
1929 стал временем наивысшего взлета В.Юринця, он избирается действительным членом ВУАН, пользуется уважением и доверием власти. Ему позволяют командировки в европейские страны.
 
1929 г., по определению Сталина, "Год великого перелома" означал и начало большого наступления на украинскую интеллигенцию, которая сделала значительный рывок в украинизации и, по наблюдениям из Кремля и местных сатрапов, стала опасной для системы.
 
1929 год — это первые процессы против СВУ и других антисоветских националистических контрреволюционных организаций, придуманных в кабинетах ГПУ. Машина репрессий набирает обороты. Практически началом разгрома украинской элиты, пишет В.Мороз, был пресловутый "процесс СВУ" (Валентин Мороз. Цит.праця, с.100).
 
Компромат на академика
 
Галичане Приднепровья стали объектом особого внимания (более 80% по делу УВО, по данным В.Мороза, составляли галичане). В глубокой тайне, как пишет профессор М.Роженко, харьковское ГПУ начинает собирать компромат и на академика В.Юринця. В протоколах допросов в "Деле УВО" появляется его фамилию. Тучи над философом становятся свинцовыми. Самоубийство Хвылевого шокировало научную и творческую интеллигенцию, "подавляющее поразило Юринця (М.Роженко, цит. Труд). На собрании харьковского партактива в июне 1933 г. в произнесенной доклада был первый прямой однозначный выпад против академика:" Возьмите наш философский фронт … И сюда проникла фашистская националистическая контрабанда. Она находила свое выражение в произведениях философа Юринця ". Оперативно на это отреагировал партячейка Института философии, от испуга и для перестраховки принял решение об исключении В.Юринця из партии" за систематическое проявление буржуазной и националистической идеологии ". Постановлением ЦК КП (б) У от 17.07.1933 г. решение партячейки института философии "… подтвердить, исключить В.Юринця из рядов партии". Кроме этого, данное постановление и содержала указание "об исключении Юринця из состава академиков ВУАН". Решение не замешкалось. Для него наступают черные дни .
 
Черные дни
 
Последние четыре года он жил в страхе, стыд и полной безнадежности. Профессор М.Роженко обращает внимание на то, что Юринец имел мягкую, интеллигентную характер и не был готов противостоять чрезвычайным жизненным обстоятельствам, камнем навалились на него и давили вниз. Этим умело воспользовались большевистские опричники и сделали из него … секретного осведомителя. Очевидец событий того времени, Юрий Лавриненко, которому удалось позже добраться на запад, вспоминает о впечатлениях от встречи с Ю.Юринцем в Харькове в апреле 1934 года: "Он … ходил растерянный по улицам столицы … расспрашивал меня о допросах, о тюрьме (Ю. Лавриненко в то время был освобожден из-под ареста — прим.авт.). Лицо было спокойно, но под тем спокойствием легко можно было заметить настроение человека, есть в средоточии окончательной катастрофы "(Юрий Лавриненко. расстрелянного возрождения. Антология 1917-1933 . Пятое издание "Факел", Киев-2007, с.842-844). Очевидно, что с таким камнем в душе интеллектуал европейского образца, которого бросили в канализационный коллектор "сексотов" НКВД, не мог не спасаться в "объятиях Бахуса". Позже, после ареста в 1937 г., на допросе он заявит: "Я пил, чтобы не думать". Этим ограничимся. Не хочется писать о тех грязные дела, в которые втянули академика В.Юринця "спецы" из НКВД, это очень тяжело и обидно. Трудно осуждать человека, не выдержала давления дьявольской системы и зломилась.
 
Как «врага народа» уничтожили
 
Арестовали В.Юринця 22.07.1937р. Ему инкриминировали шпионаж в пользу иностранных разведок, сделали врагом народа за то, что проник в 1933 г. в органы ГПУ в качестве тайного сотрудника и предоставлял им провокационные материалы "по заданию иностранных разведок и украинских националистических организаций" (Николай Роженко. Цит.пр. , с.93).
 
Согласно протоколу № 60 от 01.10.1937р. В.Юринця осудили по первой категории — расстрел. Приговор исполнен через три дня — 4 октября 1937 Еще один "врага народа" было уничтожено.
 
Рассказ о взлеты и падения академика В.Юринця хочу закончить словами члена-корреспондента НАН Украины, проф. Боголюбова А.Н. "Относительно самого академика В.О.Юринця, то история его жизни, его творчества, его трагедии составляют часть новейшей истории украинской культуры, вычеркнуть которую или забыть было бы преступлением. Это был бы грех перед Богом и перед людьми" (Николай Роженко цит пр . Послесловие).
 
Со времени тех страшных "армагедонських" событий прошло 75 лет.
 
             Тарас ШАХ, заслуженный учитель Украины, член УВАН в Канаде