Головна Духовное Стена Плача

Стена Плача

1398

Мария знала из рассказов, сообщений Интернета о Святой Земле, Иерусалим, Стену Плача (как считают историки, — единственный фрагмент Храмовой горы) и жила надеждой, что заработает достаточно денег и посетит святые места, так как имела что сказать Всевышнему. Переполненная чувствами, она с замиранием сердца читала на мониторе: "Миллионы паломников и туристов со всего мира ежегодно прибывают в Иерусалим для того, чтобы увидеть Стену Плача … У нее можно найти молящихся в любое время суток. Обычаем миллионов людей всего мира стало вкладывать записки между камней Стены Плача. На них пишут просьбы о ниспослании здоровья, достатка, спасения и удачи … Важность этого обычая заключается в том, что упоминание имени человека к добру на Святых местах имеет особую силу. Таким образом, в момент написание просьба молитва уже сказана … ".

… Наконец, свершилось! Она сидит в задумчивости у окна современного крылатого лайнера и всматривается в безграничный простор неба, которое купается в золоте яркого солнца, вслушиваясь в равномерное гудение самолета. "Слава Богу! Летим …". Хрупкая, сероглазая, с волнующей ямочкой на щеке, одета скромно, но со вкусом. Черный шляпка с небольшой вуалькой, который очень ей подходил, таинственное скрывал выражение глаз. В салоне старалась не привлекать ничьего внимания, чтобы полностью отдаться мыслям и цели своего пути и не расплескать своей печальной исповеди. О таких говорят: "Человек, которого не коснулось время …".

У нее сидел попутчик, человек с седыми висками, держа на коленях прозрачную папку. Впоследствии открыл ее, вынул бумагу, карандаш и начал рисовать. Руки его ожили, лицо, как она постерегла краешком глаза, прояснилось, засветилось тихой радостью творчества. И от этого Марии так же стало уютно и спокойно. Прикрыла усталые глаза темными ресницами и в воображении возник всю ее жизнь. Белые и черные полосы переплетались, удлинялись путями железных дорог, автобусов, трамваев, метро, ​​кораблей — всего, чем прежде ей приходилось передвигаться в поисках средств к существованию. Хорошо закончила школу, университет. А потом пошло-поехало …

Мужчину уничтожила лучевая болезнь (последствие Чернобыля), сын вернулся из Афгана калекой и, что самое страшное, с физическим увечьем справился, с духовным — нет. Угнетала, убивала его сущность несправедливость "за что?" и "зачем?". Звитен семейная гнезда не грело, так как не было в избраннице высокого понимания его трагедии. Милосердию, состраданию, человечности — такому не научишь только школьными сочинениями и воспитательными часами. Будучи учительницей, сама это прекрасно понимала и страдала с любой ребенком, которому дала жизнь и ждала-выглядела непрестанно молилась, чтобы только возвратился живым. … Сын не раз говорил: "Мама, меня спасла твоя молитва …".

И уже в пространстве мирного времени, когда наступила финансовый кризис, поехала на заработки: Польша, Франция, Италия … Надо было лечить сына. В большой пригодилась английский язык. С ней лучше адаптировалась на чужбине, скорее нашла работу. Но какую? Один Господь знает, что пришлось вытерпеть, сколько слез пролить! Бывало за целый день и не присядет, на ходу ест, на ходу пьет … Забывала о себе, но молилась усердно, с большой верой. Встречала и провожала солнце с молитвой, благодаря Всевышнего за все — за скорбь и за радость …

Художник все рисовал, перелистывая страницы, а она иногда щупала маленькой ручкой что-то в сумочке …

… И вот она среди тысячи паломников, с замирающим сердцем, в темном покрывало, среди океана разноязычных людей, которые также принесли свои светильники души Ему бессмертном и любящему.

Чувствовала то неслышный плач, те горести, которыми были переполнены человеческие сердца, в едином ритме с ее сердцем излучали безграничную любовь к Богу. Она видела, как эти разноцветные руки, молодые и старческие, стромлялы в щели Великой стены бумажки со своими просьбами, как били себя в грудь, как скорбно поднимали их вверх.

Сдерживая слезы, подошла к стене и ее окутал невидимый страх: "А вдруг забудет, что мысленно хотела сказать Всевышнему, примет ее немую молитву?". Ноги подкашивались, а река жизни у Стены Плача все прибывала. Чтобы не упасть, Мария остановилась, коснулась шероховатой поверхности камня и обрадован вздрогнула душа: она ведь часть этой вечной реки любви. И слова, как чистые слезы, окропили душу, а дрожащие руки вытянули из сумки небольшой, вышитый красными (то любовь) и черными (грусть) нитями узелок, в котором — комочек украинском, родной, многострадальной земли и маленькая Проскурка (опреснок). Молилась. За сына, чтобы избавил его от плена той страшной войны и ее последствий. Верила, что так будет …

Слезы радости и печали струились Марииным одухотворенным лицом. Душа купалась в слезах очистки и покаяния, рождая простые и такие значимые слова: "Господи! Что я приносила Тебе Какие благородные жертвы? Я приносила одни грехи, одни нарушения Твоих божественных заповедей. Прости меня, прости виновную Тебе и людьми … Прости … ".

И вдруг Мария почувствовала, как чья-то сильная рука крепко поддерживает ее за локоть, а внутренний голос тепло говорит: "Я не забуду тебя и не оставлю! .." .

Алла Андреева